Рекордный выстрел

Четверг, 23 Мар 2017

.

Каких только чудес на подводной охоте не бывает? Например, стреляешь в окуня, а на стреле угорь. Ну, это – редко. Значительно чаще стреляешь в огромную рыбину, а на свет божий извлекаешь недомерка. Ей богу, – настоящие, чудесные превращения…
Все выстрелы подводных охотников делятся на две категории: неудачные и удачные. О первых вспоминать не хочется, хотя их процент не мал, а ассортимент напротив – велик. Вторая категория, то есть выстрелы удачные, в свою очередь, делятся на три вида: просто удачные (убил то, что хотел), очень удачные (взял, к примеру, одним выстрелом двух лещей) и уникальные. Понятное дело, последние бывают крайне редко, и они никак не зависят от мастерства охотника. Просто, обыкновенное везение. Именно так повезло моему крымскому коллеге, когда он одним выстрелом взял… впрочем, давайте все по порядку.


Владимир среди своих товарищей по оружию – непререкаемый авторитет по добыче крупных карпов. 15, 16, 18 и даже 20-килограммовые монстры для него в порядке вещей. Добыть за одну охоту трех таких рыбин для этого охотника – тоже не рекорд.
Чтобы в должной мере оценить тот уникальный выстрел, считаю необходимым напомнить следующее. Так как из наших пресноводных рыб у сазана самая крупная и толстая чешуя, то и пробить его гарпуном из подводного ружья труднее всего. Сазанов и карпов (если они не зеркальные) поэтому мы называем «бронированными». К тому же рыба эта вырастает до очень и очень больших размеров. Чуть послабее ружье или побольше дистанция стрельбы и самый точный выстрел вместо многокилограммового трофея приносит одну или две чешуйки, плотно застрявшие на острие наконечника.
…То была последняя охота сезона. Погода вполне соответствовала первому месяцу зимы: пронизывающий, холодный ветер и температура воды в озере +3 С. Только солнце, пусть не теплом, так светом, напоминало, что мы находимся в Крыму. Озеро почти штормило, к нашему берегу нагнало пены, уровень воды поднялся на метр, и она перекатывалась даже через дамбу. Одним словом, в таких обстоятельствах только ненормальный полезет в воду, да еще в мокром гидрокостюме. К счастью, я имел законные основания оставаться на берегу, так как тремя днями раньше подхватил простуду. А Володе деваться было некуда: надо было лезть. И следует признать, уговаривать его не пришлось, даже наоборот: невозможно было остановить.
Итак, Владимир, повизгивая и поскуливая, разделся, облачился в гидрокостюм и ушел в озеро. Мы же грели воду, чтобы через 30 минут влить ее под гидрокостюм охотника и таким образом продлить его «удовольствие». Всего наш товарищ на нескольких таких теплых вливаниях проплавал более трех часов.
" Вода, – рассказывал потом Владимир, – изрядно помутнела: ветер и волна сделали свое черное дело. Видимость у дна не превышала двух метров. На одном участке обнаруживаю еще меньшую прозрачность и делаю верный вывод: не иначе, карпы намутили. Сами знаете, за ними такое водится. Ныряю и делаю залежку.
Лежу, значит, я на дне и отсчитываю секунды, которые, как известно, чем их больше, тем они длиннее. Уже можно было бы и наверх, но шестое чувство подсказывает, что где-то рядом ходят карпы. И вот боковым зрением вижу надвигающуюся на меня слева тень. И хотя я точно не знаю, что это, но сомнений нет: кроме крупной рыбины ничего другого быть не может. И я стреляю.
Стреляю и сразу наверх. Длинный линь позволяет мне всплыть с шестиметровой глубины. Внизу кувыркается моя добыча. С поверхности я не вижу, но уверен, что сейчас она наворачивает на себя донные водоросли и траву. Так оно и оказалось. После двух-трех глубоких вдохов снова ныряю и вслепую, по своему линю иду вниз. Нащупываю в мути растительный ком, просто обхватываю его и тащу к поверхности.
Уже наверху, распутывая и обрывая зеленые листья и нити, освобождаю спеленатого зеркального карпа. Хорош карпище! Привычно пересаживаю его на кукан, очищаю гарпун и вставляю его в ружье. Пытаюсь намотать линь на линесбрасыватель, а он из глубины не идет. И тут я понимаю, что внизу на лине еще что-то есть. Начинаю это «что-то» с усилием тянуть к себе и чувствую мощную потяжку. Ага, значит это все-таки рыбина. Вот проявились контуры, а затем всплыл во всей красе… карп! Да еще какой?! Настоящий бронированный гигант был нанизан на линь и вел себя удивительно спокойно: очевидно, гарпун задел позвоночник.
Посадив вторую добычу на кукан, сразу почувствовал, что они своей общей массой меня начали притапливать и переворачивать на бок и спину. Все, пора к берегу. И странное дело – я совсем забыл про холод…»
Мне и моим друзьям неоднократно доводилось снимать со своей стрелы по две и даже по три рыбины. Но то были лещи, язи или караси весом 1-2 килограмма каждый. Однажды моя стрела прошила 15-килограммового сома и маленького, двухкилограммового соменка, который так неудачно расположился за своим старшим братом. Владимир же поразил одним выстрелом карпа на 20 кг и зеркального карпа на 17! Такого никому еще не удавалось.

Рубрики: Истории

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.