История одного путешествия (рассказанная Александром Кочубеем)

Четверг, 23 Мар 2017

.

Только молодые люди могут так, без тщательной проработки маршрута и ясной конечной цели, без должной технической подготовки, отправиться в дальнее и длительное путешествие. Мы как раз такими и были: три новоиспеченных артиста, недавние выпускники ВГИК,а и молодая жена Николая, одного из нас. От кого-то слышали, что в Карелии все озера прозрачные и буквально кишат разнообразной рыбой. А нам, увлеченным подводной охотой и рыбалкой, ничего больше и не надо. Поэтому, не долго думая, побросали в машину туристическое и подводное снаряжение, рыболовные снасти и отправились в путь.


Действительность оказалась совсем не такой розовой, как нам бы хотелось. Карелия – страна озер, уж это точно. Большие, маленькие и совсем крошечные, глубокие и мелкие, среди скал, леса и среди болот – какие только не встречались на нашем пути. Но вот беда: почти все они имели красно-бурую, болотную воду, а в тех, где вода была светлой и прозрачной, совсем не было рыбы. Ну, или почти не было.
Через несколько дней бесплодных поисков, пребывая в полном унынии, мы уже подумывали о возвращении в Москву. Но тут один местный житель поведал нам о большом, очень прозрачном и рыбном озере. О наличии в нем рыбы говорило даже название крошечной деревеньки, расположившейся на его берегу. Деревенька носила гордое имя – Ерши. Туда мы и направились.
Озеро действительно впечатляло, особенно нас, городских жителей. Огромное, такое, что в дальнюю сторону и берегов не видно, с красивыми скально-таежными берегами, с хрустальной, хотя и чуть красноватой, водой. Вот только с рыбой опять что-то не густо было. Потом мы поняли, что крупная рыба в карельских озерах есть, только днем она отсиживается в самых глубоких местах, недоступных простому ныряльщику с маской и трубкой. Может ночью и подходит к берегам на кормежку, но в те времена ночную охоту мы еще не освоили.
Так как дело происходило летом, то основное население деревушки составляли отдыхающие из дальних мест, купившие, а то и просто занявшие пустые дома в почти вымерших Ершах. Очень скоро с некоторыми из них мы завели знакомство, которое опять вселило в нас надежду. Якобы, в дальнем конце озера есть узкая протока, соединяющая его с другим, небольшим лесным озером. Озерко это совершенно не посещается людьми, но известно, что вода там «прозрачная, как слеза, а рыбы – просто прорва». И, хотя мы уже имели богатый опыт легковерия, и много раз из-за него попадали впросак, снова загорелись надеждой. Так уж устроена душа молодого охотника.
В солнечное, яркое утро загрузили мы в моторную лодку снаряжение, харч на весь день, и один из местных мужиков покатил нас к заветному озеру. Протока оказалась настолько узкой и заваленной упавшими деревьями, что пробраться по ней на лодке и пытаться не стоило. Поэтому все выгрузили на берег, нацепили на себя и пешком, имея ориентиром протоку, потихоньку стали пробираться через дремучую тайгу. Хозяин моторки укатил обратно в деревню, пообещав вечером вернуться за нами.
Пятьсот метров – не расстояние, и хотя прыгать по камням и, лавируя между живыми и мертвыми деревьями, проваливаться в ягодники совсем не то же самое, что идти по асфальтовой дорожке, уже через полчаса мы были на месте. Воодушевлению нашему не было предела, ибо первая часть обещаний явно сбылась. Мы впервые за все путешествие стояли перед озером, в котором вода была сказочно прозрачной. Над песчаным пляжиком, где воды было по колено, ее вообще не было видно. А там, где на берегу и в воде громоздились огромные камни и валуны, на глаз трудно было определить, как глубоко под поверхностью волшебная подводная картинка начинает подергиваться серо-голубой вуалью и видимость совсем исчезает. Само озеро имело почти круглую форму, в диаметре не более 400—500 метров, лежало оно в углублении, защищенное от ветров скалами и лесом со всех сторон.
В очередной (который уже?!) раз, переполненные надеждами на невероятный охотничий успех, мы с Владом заторопились в воду. Через несколько минут, затянутые в черные гидрокостюмы "-Чайка», в ластах «Акванавт», масках и с подводными ружьями наперевес, мы вошли и погрузились в воду. Картина под водой – сказочная! Первое время даже о рыбе забыли – настолько красив был сам подводный пейзаж. В какой-то мере он повторял наземную картину: те же скалы, те же деревья, только без хвои и листьев и лежащие на дне, так же все видимое пространство залито ярким светом. Только под водой свет этот с переливами, блестками, неожиданными, яркими стрелами и прыгающими зайчиками. Вот бы фотоаппарат туда! Однако довольно скоро мы вспомнили о цели своего визита в этот сказочный, подводный мир, и начали искать объекты охоты. Увы, в этой части картина была намного менее радостной.
Николай со своей женой остались вблизи протоки и размотали свои удочки. Мы же с Владом поплыли влево вдоль берега, намереваясь оплыть озеро вокруг. Я его немного обогнал, а через час был уже далеко впереди. Изредка попадались небольшие щучки и окуни. Другой более-менее взрослой рыбы не попадалось. Дальше описывать эту историю я буду словами своего друга, стараясь ничего не пропустить и не изменить. И так, рассказывает Влад.
«Саня уплыл вперед, а я умышленно не торопился, чтобы, вспугнутая им рыба имела время успокоиться. Кстати, она была там настолько бесшабашной, что небольшие щурята, например, позволяли щелкать их кончиком ружья по носу, а потом только отскакивали в сторону. И то – не далеко.
Плавая в таком озере, ловил себя на мысли, что за тысячи или сотни тысяч лет человек в маске и ластах наверняка впервые погрузился в его воды и встретился с его обитателями. И этот человек – я! Другая, не менее впечатляющая мысль, – возможно справа от меня, в той загадочной, черной глубине еще живет и здравствует какой-нибудь доисторический змей или дракон, вроде лохнес-ского чудовища. Ведь мы даже приблизительно не знали, какая в этом озере глубина.
Где-то через час я уже был у противоположного берега. Тут как раз мне попалась приличная щучка, которая после удачного выстрела оказалась на моей стреле. Пересаживая ее на кукан, и стоя по грудь в воде, я бросил взгляд на берег. Здесь он был довольно крутой, каменными террасами поднимающийся метров на пятнадцать вверх. И, увидев Саню, который стоял на одной из площадок метрах в пятидесяти от меня и от берега, и почему-то, задрав голову, пялился на сосну под которой стоял. Я удивился, но не сильно и только тому, что он забрался так далеко от берега, чтобы справить естественную нужду (ничто человеческое подводному охотнику не чуждо!). Позвал его раз, два, но он, похоже, не слышал. Тогда крикнул. Саня вздрогнул, повернулся ко мне боком и медленнс у-шел в лес! Меня поразила его горилообразная, хорошо видная сбоку сутулость. Озадаченный увиденным, я поплыл дальше.
Однако никак не мог выбросить увиденное из головы и вновь погрузиться в охоту. Теперь, как-то невольно, я старался плыть подальше от берега, и чаще, чем это требуется для ориентации, бросал на него взгляды.
На берегу меня уже ждали все трое. Все еще на что-то надеясь, я первым делом спросил у Сани, вылезал ли он на берег. Нет, говорит, не вылезал… Тут я погрустнел настолько, что друзья это заметили. В чем дело, спрашивают. Ну, я все рассказал, как было. Мой рассказ не вызвал у них каких-нибудь ярких эмоций, однако желание провести остаток дня на этом месте у них пропало. Мы, не спеша, но быстро собрали свои вещички и отправились обратно к большому озеру».
В деревне всем нам не терпелось рассказать о встрече с кем-то «черным и сутулым», но боялись, что поднимут на смех. Все же рассказали. «Ничего странного, заверили нас бывалые аборигены, – просто встретились с мишкой, только и всего. Их тут пруд пруди». Хорошо бы, если так. Но вот вопрос, с каких это пор медведи ходят по тайге на задних лапах?
И еще. Как раз в те годы по многочисленным свидетельствам очевидцев, сначала в Финляндии, а затем и в Карелии, объявлялся «снежный человек». Мы были именно в тех краях…

Рубрики: Истории

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.