Ситуация

Среда, 22 Мар 2017

.

Ha последней Большой подводной Охоте, которые мы с друзьями устраиваем дважды в год, отправляясь для этого за полторы тысячи километров в Астрахань, произошло два примечательных охотничьих эпизода. Один из них на все сто подтверждает известную пословицу: «За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь». Другой, как бы оспаривает эту истину: мол, стремиться к этому все же надо. А при должном мастерстве и определенной удаче оба «зайца» могут быть ваши.


Осенняя подводная охота не так спортивна, как летняя или весенняя. Вода остывает, а вместе с ней замирает и жизнь под водой. Многие рыбы больше не бегают по водоему, кормятся мало. Сазаны и сомы – главные объекты наших охотничьих устремлений, забираются в самую тростниковую крепь и весь день стоят там неподвижно. Найти их очень трудно, но, найдя, взять можно без особых проблем.
…У меня на кукане уже было два небольших сазана, а я все лез и лез через сплошные заросли тростника. Его толстые стебли высохли, стали жесткими – того и смотри пробьют мой резиновый сухой гидрокостюм. Но иначе рыбы не добыть, и я, раздвигая руками опасный частокол и подтягиваясь, с треском продирался все дальше и дальше в тростниковые джунгли. Глубина – не больше 3-0-40 сантиметров. И тут я снова увидел в метре от себя сизо-черную сазанью спину. Рыбина была явно больше, чем те две, что уже мною подстрелены.
Казалось бы, чего проще – попасть в полуметровую рыбину, когда она в метре от носа, и ружьем можно в нее буквально упереться. Все так, если бы не растительность, опутавшая вас и ваше ружье. Иной раз развернуть ружье и навести на цель нет абсолютно никакой возможности. Как говорится, «видит око – да зуб ней-мет». Тут сазан находился прямо передо мной и я бы его точно взял, если бы…
Справа в метре от меня стояла здоровенная щука. Я скорее почувствовал ее, чем увидел. Своим огромным желтым глазом она изучала незваного пришельца. А выдающаяся вперед нижняя челюсть придавала хищнице какой-то ехидный, пренебрежительный вид. Ах, ты ехидничать будешь? Ну, погоди. И я стал медленно разворачивать ружье в ее сторону. Щучина все видит, но уверенная в своей безнаказанности (в водоеме у нее давно уже нет естественных врагов), и не думает удирать. Я правша, и, находись она от меня слева, все было бы проще. Одним словом, я изгибался-изгибался и стрелять вынужден был совсем не прицельно. В результате стрела прочертила на щучьей спине белую полосу, лишь сбив чешую и вспоров шкуру.
Рыбина бросилась вперед и угодила носом в… мирно дремавшего сазана. Того самого. Взрыв, и никого. Только муть осталась от двух великолепных представителей рыбьего племени.
Тут я вспомнил про двух зайцев. Что ж, все верно. Но с другой стороны, либо щука, либо сазан должны бы стать на моем кукане третьей добычей – ведь, «Бог троицу любит»? Впрочем, и тут все верно, ибо сказано: «На Бога надейся, а сам не плошай»…
В другой день и в другом ильмене я так же пробирался ползком через тростник. Только на корпус задвинулся в него, как увидел килограммового, или чуть больше, сазанчика. Выстрел и он на гарпуне. Беру бьющуюся рыбу в руки и в этот момент вижу уставившиеся на меня маленькие глазки-пуговки и под ними толстые, во всю ширь сомовьей башки, губы. Тела не видно, только большая серая голова с расстояния в полтора метра безразлично наблюдала за сценой моей охоты. Что делать? Первая мысль – сбросить со стрелы, вмиг ставшего ненужным, сазанчика. Но это не просто: мешают большие зацепы на наконечнике. Да и раненый сазан может спугнуть сома (проходили уже!). Поэтому очень плавно, без резких движений освобождаю рыбу и сажаю на кукан. Чтобы не делать все это перед самым носом столь желанной добычи, медленно, сколько позволяют прутья тростника, пячусь назад. При этом оказываюсь в почти абсолютной мути и все манипуляции с рыбой, куканом и ружьем делаю на ощупь.
Когда держал сазанчика перед лицом и насаживал на кукан, подумал, а что, если сом возьмет да и изменит своим правилам охотиться ночью? Раненая, подходящая по размеру и трепещущая совсем рядом добыча вполне могла его соблазнить. Но, к счастью, атаки не последовало. Чтобы вставить стрелу и зарядить ружье, надо руку до предела вытянуть вперед. Тут снова мелькнула мысль, как бы моя рука не выдвинулась из облака мути и не спугнула сома.
Наконец, ружье заряжено, взято на изготовку, и я буквально по сантиметру начал продвигаться вперед. Только высунулся маской из завесы и вот она – морда сома прямо передо мной. Также безучастно смотрит на меня, как и в первый момент. Стрелять можно только в «холку», что я и делаю. Сом бросается вперед и проносится справа от маски, у самого моего плеча. Но тут же за моей спиной, удерживаемый линем и торчащей в нем стрелой, вязнет в частоколе прочного тростника. Еще минут пять разборки в стесненных условиях и 17-килограммовый сом устроился на кукане рядом с килограммовым сазанчиком.
Я собой доволен: на этот раз все сделал правильно, и оба «зайца» на кукане.

Рубрики: Истории

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.