Проблемы снаряжения

Вторник, 21 Мар 2017

.

По правде сказать, с каждым годом проблем со снаряжением и оружием у наших подводных охотников становится все меньше и меньше. Обусловлено это как наступившей доступностью нашего рынка импортным товарам, так и усилиями отечественных производителей. При рассмотрении различных условий, при которых осуществляется подводная охота, мы уже затрагивали связанные с ними особенности снаряжения и оружия. Поэтому здесь коснемся лишь некоторых вопросов, которые остались не освещенными, но на сегодняшний день являются важными и актуальными. Начнем с гидрокостюмов.


«Мокрых» гидрокостюмов в продаже сейчас так много, что и умудренные опытом их эксплуатации охотники, тоже теряются в наступившем изобилии. Если по необходимой толщине костюма определиться теперь довольно просто, используя многочисленные и совпадающие друг с другом устные и письменные советы, то по тому, какая фирма делает их лучше, а какая хуже, рекомендации советчиков сильно отличаются. Плюс к этому – качество изготовления одних и тех же брендов с годами изменяется, причем не всегда в лучшую сторону. Между тем, очень часто различные бренды отличаются только названием, в то время как их костюмы зачастую делаются из одного и того же неопрена, на одних и тех же станках, а порой и в одной и той же мастерской.
При выборе гидрокостюма, конечно же, следует пощупать неопрен, просмотреть заделку швов и убедиться в отсутствии очевидного брака. Но сейчас многие склоняются к тому, что не столько следует смотреть на производящую фирму и качество швов, сколько на то, как он на вас сидит. Почти, как при выборе масок. Например, я примерял только что поступившие в Россию костюмы Pesca Team фирмы Cressi. Натянул костюм №4 – давит. Уже удивительно, так как у других фирм по моим габаритам мне впору №3. Натянул следующий, №5. В ногах, руках, торсе – нормально, а в области шеи – пузырь.
Толстые (9-10 мм) гидрокостюмы – отдельная тема. У нас они все больше и больше востребованы. За рубежом такую толщину пока шить толком не научились, будто бы и оборудования соответствующего нет. В настоящее время большинство толстых костюмов выходит из цеха российской фирмы Neopro. Еще у производителей мокрых гидрокостюмов есть такая маленькая «елабость»: на 0,5 миллиметра завышать их действительную толщину. Особенно это касается толстых костюмов. Например, объявляют костюм 8 миллиметров, а на самом деле это 7,5 мм, и с «семеркой» такое тоже случается.
Этап, когда активно рекламировалось титановое покрытие открытой поры, миновал. Нас убеждали, что теперь охотникам будет и легче в костюм влезать, и теплее. По части удобства при надевании – все так и есть, а вот насчет дополнительного тепла – не получается ни теоретически, ни практически. Как раз в то время, когда появились в продаже костюмы с титановым напылением, я ходил в сауну с очень умными мужами (четверо – доктора химических наук, один – доктор физико-математических наук). Показал им кусок неопрена, рассказал про обещания менеджеров. Их резюме было следующим: 1 – есть сомнения, что это титан, похоже на алюминий; 2 – никакого отражающего эффекта быть не должно, так как для этого между слоем металла и телом должна быть прослойка. Любая зеркальная пленка, не обязательно металлическая, отражает тепловое излучение, но у нас-то напыление далеко не зеркальное. А просто металлы – отличные проводники тепла. Если к этим теоретическим выкладкам добавить еще и, подтвержденное нами удобство надевания такого костюма (которое, в свою очередь, говорит еще и о том, что костюм хуже липнет к телу, чем открытая пора, то есть в нем лучше гуляет вода и он, стало быть,…холоднее), то в сумме мы имеем: металлическое напыление снижает теплоизолирующие свойства охотничьего костюма с открытой порой.
Проблема «малой нужды» во время продолжительной охоты всегда остро стояла перед подводными охотниками, вне зависимости от времени года, вида водоема или физиологических особенностей данного индивидуума. Причем мы даже не имеем ввиду ситуацию, когда уже «терпежу нет». Появившееся желание, пусть даже сначала совсем небольшое, отвлекает от охоты, мешает в полной мере насладиться процессом. И вот один умный подводный охотник Сергей Жилин эту проблему решил раз и навсегда. Настолько «навсегда», что я бы советовал изготовителям мокрых гидрокостюмов делать их сразу с гульфиком. Прибавка в цене за дополнительное шитье и клейку никого не разочарует. Это как раз тот случай, когда «мы за ценой не постоим».
Первый гульфик, который я сделал на своем толстом (9,5 мм) костюме от Neopro, был точной копией идеи Жилина. Однако очень скоро я понял, что металлический зажим для того, чтобы добиться герметизации (зажим, кстати, является наиболее трудоемкой частью всей модернизации), не обязателен. Если рубаха вашего гидрокостюма не слишком велика и нижний хлястик застегивается хотя бы с небольшим натяжением, то этого достаточно, чтобы гульфик плотно под ним прижался, а вода не поступала под костюм.
Усилие сжатия гульфика будет большим, если использовать толстый и мягкий неопрен, например, 8 мм толщины. Из дюжины гульфиков, которые я сделал своим ближайшим друзьям, только у одного немного подтекала вода внутрь при резких движениях. Могут появиться небольшие проблемы и у тех костюмов, у которых хлястик узкий и не на клипсах пристегивается, а на липучке. Для них я придумал примитивное приспособление, намного проще опубликованного уже в МПО, но на все сто исключающее подтекание. Это приспособление – пластмассовая, металлическая или даже деревянная палочка круглого сечения, в диаметре 3-5 миллиметров, которая с небольшим усилием, в распор вставляется внутрь гульфика. И все. Теперь прижатие в этом месте резко возрастет, и путь воде внутрь будет перекрыт окончательно.
Поставив гульфики, как я уже сказал, не на один костюм, у меня появился определенный опыт в этом не сложном деле. Предлагаю тем, кто не сможет обратиться за такой помощью на фирму Neopro (такую услугу там предоставляют), следующую технологию.
1. Из неопрена с открытой порой и тканью снаружи вырезать кусок размером 17 на 7 сантиметров. Не толстым слоем неопренового клея (например, «Радикал») смазываете торцы, через пять минут соединяете их и потом сшиваете. Сшивать надо тонкой иглой и тонкой капроновой ниткой, захватывая только верхний, тряпочный слой. Гульфик готов.
2. Вертикальный разрез на штанах гидрокостюма делается в сантиметре от центрального шва слева или справа. Длина разреза должна равняться длине внутренней поверхности готового гульфика, сложенного вдвое, то есть примерно 8 сантиметров.
3. Острым резаком подрезаете ткань с минимальным слоем неопрена со всех сторон разреза на ширину, равную толщине неопрена гульфика. Отгибаете подрезанную часть и подкалываете булавками.
4. Смазываете клеем по кругу обе вывернутые части по разрезу. Смазываете клеем торец готового гульфика и на 8-10 мм от торца тканевую боковину. Даете клею подсохнуть 5 минут.
5. Аккуратно, начиная с одного края разреза, сложив гульфик вдвое, прикладываете его торцом к штанам. Следите, чтобы наружная сторона гульфика не наезжала на отогнутую часть. Хорошенько пальцами обожмите соединенные части.
6. Отстегивая по одной булавке, отогнутую часть уложить на внешнюю сторону гульфика. Хорошенько пальцами обжать склеенные части.
7. Капроновой нитью сшиваете край ткани, уложенной на гульфик, с ним самим, опять же захватывая лишь поверхностный слой. Теперь оторвать его от костюма будет крайне сложно.
8. Вывернуть гидрокостюм и ножницами подрезать острую грань разреза, сделав вход в гульфик закругленным.
Пожалуй, все. Сделаете и заживете новой жизнью. Приятной вам «малой нужды»!
Достаточно сейчас в магазинах и различных неопреновых аксессуаров: носков, перчаток, шлемов. Носки не редко делают, к сожалению, с открытой порой внутри. Это не только не целесообразно, но и опасно. Не целесообразно потому, что носок, находясь в ласте, и так плотно прижимается к ноге, то есть дополнительная «прилипаемость» ему не нужна. К тому же открытую пору труднее натягивать на ногу. А опасно, так как нога в них при ходьбе сильно скользит. Идти в таких носках даже при небольшом береговом уклоне почти невозможно: легко упасть, могут пострадать и носки, и вы сами.
Очень полезные неопреновые шлемы (или подшлемники?) изготавливают на фирме Neopro. Правда, это изделие следует рассматривать как заготовку, которую, в зависимости от потребности, придется чуть-чуть доработать. Если ваша любимая маска слегка подтекает из-за морщин на лице, то, надев купленный шлем на голову под шлем гидрокостюма, а маску на него, вы можете добиться полной герметичности подмасочного пространства. У такого подшлемника необходимо только увеличить дырку под трубку настолько, чтобы можно было с небольшим усилием вытаскивать и вставлять сквозь нее загубник. Система станет работать, если у вас нет усов (и, конечно, бороды!), а при их наличии, вода непременно потечет под подшлемник и выйдет в маску.
Подшлемник полезен и при пользовании сухим гидрокостюмом. Для этого надо кроме дырки под загубник увеличить и дырку под маску. Она должна быть на сантиметр меньше обтюратора вашей маски. В этом случае неопреновый подшлемник натягивается поверх резиновой головы гидрокостюма. Получается следующее: маска лежит верхней половиной на резиновой «голове» сухого костюма, а неопреновый подшлемник еще немного ее сверху поджимает, то есть еще больше герметизирует маску. Но, самое главное, неопрен защищает от холода лицо, которое в сухом гидрокостюме защищено лишь слоем тонкой резины.
Теперь немного о масках. Сейчас и со страниц журналов, и от продавцов снаряжения мы только и слышим о большом или маленьком подмасочном пространстве. Между тем, основная масса наших охотников ныряет за рыбой на совсем не большие глубины, где это пресловутое подмасочное пространство никакой роли не играет. В то же время куда более полезно иметь большой обзор. Лично я, если бы не требовались диоптрийные стекла, то непременно пользовался масками с одним стеклом и большим нижним обзором. Большой обзор будет полезен не только при охоте в стесненных условиях (тростник, рдесты, завалы, кусты), но и при больших скоростях сплава, и при охоте ночью.
Те, кто носит очки с минусовыми стеклами, более ограничены в выборе маски, нежели охотники с нормальным зрением. Но еще хуже тем, кому нужны плюсовые стекла: для них в Россию завозятся всего три модели масок, которые с нужными стеклами и в столице-то найти проблема. А между тем, я сначала на себе, а потом и на многих великовозрастных коллегах убедился, что такие маски многим просто необходимы. Мы, ведь, как думали: дальнозоркость – значит очки нужны только для чтения и мелких работ. На деле же оказалось, что многим «дальнозорким» и для дальнего зрения нужны очки. Меньшего плюса, но – нужны. Например, я читаю уже в очках +4, а во всех моих масках ныне стоят стекла +2,5. Сегодня многие пятидесятилетние и более старшие охотники совершенно неожиданно для себя обнаружили, что на 1,5-2 метрах в маске со стеклами +1,0 или +1,5 видят лучше, чем без них. А четкость подводной картинки в нашем деле очень даже нужна, иначе как отличить видимый только кусок бока щуки или сома от подводного фона?
По дыхательным трубкам за последние годы ничего кардинально нового мы не придумали. Как плавали 30 лет назад с верхними клапанами, так и ныне плаваем. Не разочаровались и в гофрах, а вот загубники приходится менять. Лет восемь я плавал с анатомическим силиконовым (с пластиной по небу) загубником, и вдруг обнаружил, что он не соответствует строению зубов нормального человека. Присмотритесь сами: прилив, который мы должны прижимать, на уровне коренных зубов слишком близко расположен к загубнику. У нас коренные зубы толще, и в результате они не ложатся на предусмотренное для них место. Это значит, что приходится, чтобы удерживать загубник во рту, сжимать его челюстями – ничем не оправданное напряжение. Углядев эту особенность в «анатомических» загубниках, стал присматриваться к другим, и выбрал для себя самый комфортный…от компенсаторов у дайверов. Пришлось делать хитрое соединение с трубками, но теперь зубы ложатся в загубник плотно и удерживается он во рту без малейшего усилия.
Пересмотрел я свое отношение и к ластам. Лишь только появились в столице длинные, «охотничьи» ласты, все бросились их покупать. И я – не исключение. Несколько лет отплавал в Sporosabe – вроде все здорово. Но вот два года назад у меня случился юбилей, и в подарок от одного родственника я получил ласты Twin speed фирмы Scubapro. Помню, я тогда подумал: «И зачем мне эта дай-верская игрушка?» Год они пролежали на антресоли, а потом их взяли на испытания мой сын и племянник в Астрахань. И остались от них в восторге! Потом и я убедился: все, что про них пишут (в два раза меньше нагрузка на ноги и в два раза больше эффективность при этом) не пустые слова и не рекламные штучки. А уж как в них удобно охотиться в различных узкостях – не передать! Ласты эти с открытой пяткой, но, примотав изолентой хвостики оттяжки к ней самой, ничто под них не лезет и движению вперед не мешает. Большая мягкость разрезанных лопастей позволяет эффективно работать ногами и плыть на предельно малой глубине (40-50 см), на которой в длинных ластах уже не поплывешь.
Теперь у меня на все случаи жизни две пары ласт. Одни Ise от фирмы Omer с прозрачной лопастью, которые хорошо себя показали на горных реках, и которые я буду использовать при глубоководной охоте, и Twin speed – для охоты на равнинных реках и озерах. Они же меня вполне устраивают на зимней, не глубокой охоте. Получается, что совсем даже не охотничьи ласты мною востребованы больше, чем охотничьи. Полагаю, так будет и для основной массы пресноводных охотников, которым не часто приходится нырять на глубины более 8 метров.
С проблемой очень тяжелого грузового пояса для сухого гидрокостюма и болей в пояснице при длительных зимних охотах мы столкнулись первыми. Тогда в толстых неопреновых костюмах, которые тоже требуют много свинца, еще никто не плавал. С появлением различных разгрузочных систем, «сковородок» и пр., проблема «ноющей поясницы» была в основном снята. Та плита, которой пользуюсь я, не «в основном», а практически полностью снимает боли в пояснице, сколько бы вы не плавали. Именно потому, что не часть, а весь грузовой пояс лежит на плите, а плита лежит на спине, то и назвать ее «разгрузочной», было бы не верно. У моей плиты перед разгрузочными системами есть еще существенное преимущество, которое очень актуально для тех, у кого «трудовой мозоль» образовался спереди в области талии. Существующие «сковородки» при нырках сползают и падают таким охотникам на голову. С плитой же, которая связана с поясом, такого быть не может.
Мы помним, что имеемые в продаже разгрузочные системы, собраны, как правило, на резиновых ремнях. Капроновые ремни на моей плите мне больше нравятся, так как при ходьбе по берегу вся грузовая система плюс рыба на кукане висят на плечах. Если же лямки будут резиновые, то пояс с рыбой ляжет на тазовые кости, а это больно. Капроновые лямки могут использоваться не только по прямому назначению, но и как удобное место для крепления прочих подводных прибамбасов. В частности, спереди на левой лямке у меня пришит кармашек для моего подводного фотоаппарата Olim-pus – m725, а на правой – подводный нож. Грудь для этих вещей наиболее удобное и безопасное место.
Под своей плитой я прикрепил самодельную подушку, сосок для поддува которой протянут опять же по капроновой лямке со спины на грудь. Надувная подушка призвана выполнять следующие задачи:
– компенсировать отрицательную плавучесть добытой рыбы, которая висит на вашем кукане;
– компенсировать отрицательную плавучесть при необходимости нырять на 3-5 метров глубже, чем рассчитан ваш грузовой пояс;
– осуществить аварийный поддув и искусственное создание положительной плавучести на поверхности.
Кукан (точнее, куканы, так как у меня на поясе всегда их два) использую все тот же, разработанный мною в последние 35 лет активных охот. Вот уже лет пять не могу придумать, чтобы такое в нем переделать и улучшить. Ныне более тысячи охотников плавают с такими куканами, изготовленными в Екатеринбурге, но и от них предложений тоже не поступало.
Входя в магазин подводного снаряжения, всем бросаются в глаза стройные ряды самых разнообразных ружей. Их ассортимент самый обширный. Особенно впечатляют своим изяществом и размерами арбалеты, причем в страну ввозятся все новые и новые модели. Пневматика представлена скромнее, да и не пользуется она у законодателей охотничьей моды такой популярностью и любовью, как арбалеты. Однако если провести тестирование среди наших подводных охотников по вопросу, с какими ружьями они чаще охотятся, то без сомнения перевес окажется на стороне пневматики. Таковы реалии пресноводной охоты.
Сегодня у подводного охотника, если он не отгорожен обстоятельствами от информационного поля, огромные возможности в выборе пневматического подводного оружия. Кроме моделей заводского производства, которые в силу своих не самых лучших технических и эксплуатационных показателей особой популярностью не пользуются, есть возможность заказать и получить очень даже качественные ружья от полупромышленного или частного производителя. Это, в первую очередь, российский «Таймень», белорусский «Каюк» и украинская «Зелинка». Эти ружья и по конструктивному замыслу, и по качеству исполнения намного превосходят зарубежные аналоги, которые, кстати, представляют из себя фактически одну модель с небольшими вариациями.
В то же время именно эта незамысловатость импортной пневматики делает ее надежной и простой в эксплуатации. Если же такое ружье выходит из строя (а это, надо признать, случается редко), то сегодня с их устройством знакомы в любом специализированном магазине, описание и внешний вид всех деталей приведен в журнале МПО, да и большинство деталей ружей даже разных брендов взаимозаменяемы. Исходя из этого, я теперь, наступив на горло собственному патриотизму, советую новичкам в качестве первого ружья брать тот же Tempest 2000. Просто и надежно, не требует тонкого обращения и достаточно мощное даже при малых (40-50 см) длинах.
Чтобы пневматический «итальянец» приспособить к российским условиям, целесообразно провести пару небольших модернизаций. Вот, скользящая по стреле втулка. Почти у всех «иностранцев» они представляют из себя здоровенную пластиковую бульбу. Их лобовое сопротивление в воде сравнимо, а то и превосходит сопротивление гарпуна с одинарным наконечником. Согласитесь, жалко из-за этой детальки потерять половину имеемой мощности ружья, а значит и резко сократить его убойную дистанцию и пробивную способность. Зачастую очень важно, чтобы стрела прошла на вылет, а с такой втулкой это почти исключено.
Идеальный вариант – заменить ударную шайбу, пружину и пластиковую скользящую втулку на одну лишь стальную скользящую втулку, которая с пяткой стрелы создавала бы гидротормоз. Признаюсь честно, такую модернизацию я лично не проводил, но уже многие охотники эту идею претворили в жизнь. При этом скользящая втулка будет иметь минимальные размеры, минимальный вес, тоненькие, острые спереди ушки для линя. Такая подкаленная втулочка и не разбивается, и легко проходит через рыбу. Конкретные размеры такой втулки сейчас и здесь привести невозможно, так как они зависят от многих конструктивных и эксплуатационных параметров данного образца ружья.
Как полумеру можно предложить замену только пластиковой скользящей втулки на металлическую, но со значительно меньшими размерами. При этом пружину можно укоротить вдвое: такой длины для амортизации будет достаточно, а ее сопротивление в воде тоже уменьшится вдвое.
Второй узел, требующий доработки – маленькое «вместилище» для пальца, нажимающего на спусковой крючок. Этим страдают все импортные пневматические ружья. Летом тут проблем не возникает, но мы живем в России, а у нас много месяцев в году охота проходит в прохладной, холодной или очень холодной воде. Поэтому используем перчатки, порой очень толстые, и тут-то выясняется, что палец в предназначенную для него дырку не лезет. Помятуя об этом, я советовал из значительного многообразия конструктивно очень схожих ружей, брать Tempest 2000. У него самое большое расстояние между спусковым крючком и предохранительной скобой. Но теперь мы пошли дальше.
Будучи твердо убежден, что предохранитель на подводном ружье – механизм не только бесполезный, но и вредный, всем счастливым обладателям импортных пневматов советую сразу же выломать предохранитель. Он легко выкусывается бокорезами. Предохранительное устройство практически на всех импортных пневматических ружьях (Seac sub, Tigullio, Beuchat, Cressi-sub) идентичны. А затем становится очевидным, что за счет паза под предохранитель, можно значительно увеличить место под палец. Для этого бормашиной и фрезой, а еще проще круглым драчевым напильником следует спилить посадочное место под предохранитель. Пластик, из которого отлиты ручки, легко поддается такой операции. Со спускового крючка выступы, ранее входившие в зацепление с предохранителем, тоже лучше спилить, дабы они не защемляли перчатку. Таким образом, вы решите совсем не пустяш-ную проблему, и сможете охотиться со своим «иностранцем» в условиях российских холодов.
Импортные пневматические ружья, имеющие ручку сзади, и будучи относительно тяжелыми, при плавании сильно утомляют руку. Если второй рукой не поддерживать ствол, то усталость дает себя знать уже через полчаса. Этого легко избежать, достаточно под передней частью ствола примотать изоляционной лентой кусок пенопласта. Для того же Tempesta вполне достаточно куска в ширину ствола, высотой 4 и длиной 10 сантиметров.
При том, что с импортной пневматикой многие россияне охотятся давно и успешно, те наконечники, которые к ним придаются, не выдерживают никакой критики. Разве что вы решите охотиться на плотву, окуньков и подлещиков. Хорошие наконечники нужны и отечественным ружьям, и самодельным, то есть это та деталь, которая в значительной степени определяет успешность всей охоты. Деталь эта маленькая, но на ее обсуждение мы здесь места не пожалеем.
Сегодня подавляющее большинство нашего брата используют самодельные или магазинные, но переделанные наконечники. Исключение составляют арбалеты, у которых сами стрелы заточены и имеют лепесток. Эти стрелы, как правило, обладают высокой твердостью, и жало заточенного конца хорошо держит удары в камень. Однако лепесток следовало бы доработать. Но об этом потом.
В калмыцком городе Лагань я общался с местным охотником, имеющим тридцатилетний стаж охоты. Стрела его отечественного ружья с передним зацепом была просто заточена и не имела ни наконечника, ни лепестка. Сазанов он стреляет много и порой очень крупных, но при душевной, дружеской беседе честно признал, что стрелять он старается только сбоку. И все равно имеет много сходов.
Справедливости ради следует сказать, что в разных торговых точках стали появляться и самодельные наконечники, изготовленные отдельными умельцами или организациями типа «ОАО». Где-то таких изделий уже довольно много, но, опять же, едва ли не все они с серьезными недостатками. Например, я не вижу никакого смысла делать одинарник из титана. Даже если использовать особо твердую марку этого металла, то все равно он будет уступать каленой стали. Его малый удельный вес в данном случае не плюс, а минус. Вот титановый трезубец – другое дело, ибо мощный стальной многозуб слишком утяжеляет конец стрелы. Титан сложнее в обработке и существенно дороже стали. Или другой пример. Уже многие охотники пришли к выводу, что жало однозуба должно иметь режущие грани. Кто-то это усвоил и изготовил одинарники с трехгранным жалом, но сделал этот трехгранник таким здоровым, что вдвое увеличил лобовое сопротивление наконечника.
Сложившаяся ситуация на рынке наконечников, явно не удовлетворяющая запросы охотников, и побудила меня изложить собственное мнение и предложить свой вариант однозуба, естественно, обосновав все его элементы. В основу того или иного технического решения положены соображения и практика исключительно эксплуатационного порядка. Вопросы стоимости, доступности материалов и технологичности их обработки практически не рассматриваются. Однако прежде чем приступить к этой основной теме, коли уж мы используем термин «наконечник», то следует дать оценку и другим, не только однозубым наконечникам. Она будет достаточно поверхностной, так как основной массе охотников я все же советую пользоваться однозубом.
Наиболее распространенным многозубым наконечником является трезубец. И это не потому, что «Бог троицу любит», а просто это наиболее оптимальное число зубьев, поражающих рыбу. В былые годы, руководствуясь различными соображениями, я использовал и охотился двух, трех, четырех, пяти, восьми и деся-тизубыми наконечниками. Они имели различную длину, разные промежутки между зубьями, различное их пространственное расположение. Сейчас в зимнее время на определенных речках я пользуюсь четырехзубым наконечником без зацепов и считаю это оправданным. В каких случаях использование хорошего (длинного, достаточно узкого, с хорошими лепестками, петельками для их фиксации и пружинистыми самими зубьями) трезубца может быть оправдано? Коротко, по пунктам:
1 – В водоемах, где встреча с трофейной рыбой невозможна;
2 – Если дно устлано топляком и почти каждый выстрел заканчивается извлечением стрелы из бревен;
3 – При охоте на голавлей и язей, стоящих в корнях прибрежных кустов.
Мне известно много именитых подводных охотников, которые какое-то время активно охотились с трезубцем. Я тоже прошел через этот этап. Но время и практика все поставили на свое место: ныне подавляющее большинство известных, серьезных охотников в пресных водоемах охотятся только с однозубом. Теперь попробуем перечислить достоинства охоты с однозубом:
1 – Можно добыть рыбу любых мыслимых весов и габаритов;
2 – Можно брать рыбу на максимальных дистанциях стрельбы. Во-первых, потому, что лобовое сопротивление у однозуба всегда меньше, чем у многозуба. А во-вторых, потому, что проникающая способность у одного, пусть более толстого зуба больше, чем у трех;
3 – Можно пробить любую «броню» и любую толщину. Ну, толщину, конечно, не любую, но, заглубившуюся в тело монстра на 30-40 сантиметров стрелу, вырвать будет очень сложно.
4 – Ружье имеет меньшие габариты, нежели с трезубцем и потому легче управляемо как в тростниках и водной растительности, так и на быстром течении;
5 – С однозуба проще снимать добытую рыбу. А трезубец, какой бы длины вы его не сделали, он так может угодить в тело рыбины, что без ножа освободить стрелу не удастся;
6 – Однозуб значительно устойчивей к ударам в твердые предметы. Это объясняется и тем, что одинарник всегда толще, чем зубья многозуба, и тем, что в его конструкции могут быть использованы особо прочные ударные вставки;
7 – Горную рыбу (и не только!), имеющую огромную силу и нежное тело, очень желательно пробивать навылет. Иначе она часто себя разрывает, используя опорой для стрелы воду. А пробить навылет можно только однозубом;
8 – Стрельба однозубом приучает охотника стрелять точно, нередко в конкретное место рыбы. С другой стороны, останавливает его от стрельбы по слишком мелкой, не зачетной цели;
9 – Добытая однозубом рыба имеет более товарный, привлекательный вид, чем добытая с помощью многозуба.
А теперь, наконец, можно перейти и к конструкции того однозуба, который обладал бы вышеперечисленными достоинствами. Причем, будем говорить о принципах, приводя эксплуатационные, физические и гидродинамические обоснования тех или иных конструктивных решений. Цифры приводятся ориентировочные, дающие будущему самоделыцику или фирме возможность вкусового или вынужденного маневра.
Приведу общую схему одинарного наконечника, и рассмотрим каждый из его элементов (рис.1).

Жало. Оно может представлять из себя единое целое с основанием и шейкой, а может быть отдельным элементом. Отдельное жало обычно используется в тех случаях, когда мы хотим получить наиболее твердую ударную часть, а все остальное (более длинное и тонкое) не доводить до хрупкого состояния. Отдельное, легкосъемное жало сослужит вам добрую службу еще и в том случае, если стрела вонзится в дерево: в крайнем случае, можно ее вывернуть и таким образом сохранить весь наконечник. А жало впоследствии поставить новое совсем не трудно (рис.2)
В качестве жала может с успехом использоваться дюбель. Тот самый, что специальным пистолетом вгоняют в бетонную стену. Он будет являться лишь ударной частью жала, а тело жала, в этом случае, должно быть единым целым с остальным наконечником. Обрезанный заводской дюбель вставляется в подготовленное для него гнездо методом горячей посадки. Диаметр углубления при этом должен быть на 0,05-0,1 мм меньше, чем диаметр используемого дюбеля. Маленькое предостережение из личного опыта: в пакетиках с дюбелями, которые вы купите в магазине или на рынке, попадаются совершенно сырые, не каленые.
Длина жала (с дюбелем или без) должна быть 40-50 мм. Максимальная ширина должна равняться длине оси, держащей лепесток. Заточку рекомендую делать на четыре грани, так, чтобы две грани резали объект на линии оси лепестка, а еще одна – на линии отогнутого кончика лепестка. Кроме того, четырехгранник на излом прочнее трехгранника. Режущие грани появились на наших наконечниках тогда, когда мы столкнулись с дентиновой «броней» сазанов. Усилие преодоления любой преграды у острого предмета намного меньше, чем у тупого. В этом случае, то есть при наличии длинного, острого, с режущими гранями жала наконечника, к мощности ружья можно не предъявлять слишком высоких требований (рис.3) Обратите внимание на задние грани жала. Они скошенные. Дело в том, что при охоте на сазана и амура, очень часто пробитые чешуйки остаются на наконечнике. Застревают они, как правило, между жалом и лепестком, и сорвать их удается с трудом. При скошенных задних гранях это сделать проще.
Как сильно калить жало? Ответ не простой, так как многое зависит от марки выбранной стали. Так же следует учитывать на кого и в каких условиях будете охотиться. Например, одно время я придерживался мнения, что в тростниках, где совсем нет камней, можно использовать сырой, не каленый наконечник. Пока от попадания крупному сазану в позвоночник острое и тонкое жало моего наконечника не завернулось в обратную сторону. С другой стороны, на одном из притоков Подкаменной Тунгуски чересчур сильно каленое жало при ударе о камень лопнуло посередине. Поэтому тот наконечник, с которым будете охотиться в отсутствии камней, может быть даже перекален, а там, где камни – лучше пусть будет недокален. Да, он будет немного тупиться. Но, во-первых, и не слишком острым наконечником вы всегда пробьете любого лосося или горную щуку, обитателей «каменных» рек, а, во-вторых, после охоты жало не сложно и подправить алмазным надфилем. Средняя рекомендуемая твердость и жала, и всего наконечника где-то 40-44 единицы.
Шейка – это вынужденное утоньшение наконечника, призванное спрятать лепесток в его общих габаритах. Обычно ее диаметр на два миллиметра меньше основания, а длина равна длине лепестка. Переход с основания к шейке плавный (ок. Змм), шейки к жалу – тоже, но менее длинный (ок. 1мм). Главное их предназначение – снять напряжение в точке перехода с большего диаметра к меньшему.
Один мой знакомый умелец сделал партию наконечников с шейкой и основанием из дюраля. Руководствовался, как я понимаю, простотой изготовления. В Астрахани наконечник работал без замечаний, а на горной реке не сразу, но все же обломился по оси для лепестка. Вывод: пусть материал будет ржавеющим (для пресной воды это не принципиально), но все же это должна быть сталь.
Основание. Внутренняя резьба основания должна соответствовать резьбе ваших стрел. Использование переходников нежелательно, так как малейшее отворачивание одного из соединений может привести к поломке или сгибанию ослабленного места. По-хорошему, резьба должна иметь заход длиною 2-3 миллиметра и диаметром таким, чтобы наконечник плотно наезжал на стрелу. Это особенно важно для стрел диаметром меньше 8 миллиметров. Но и на «восьмерке» у меня на перекаленных стрелах дважды откалывались резьбы М8 именно из-за отсутствия такого захода на наконечнике. Наружный диаметр основания на 1-1,5мм должен превышать диаметр захода.
Лепесток. Пару лет назад, сидя за чертежами очередной партии наконечников, я начал вспоминать и анализировать накопленный, уже не малый опыт. Я не вспомнил ни одного случая, когда бы рыба разорвалась именно лепестком и сошла. Рвалась на стреле довольно часто, редко, но бывало, когда не открывался лепесток и рыба сползала со стрелы без задержки. А стало быть:
1 – Что-то надо делать, чтобы лепесток всегда открывался и не залипал;
2 – Размеры лепестка (и их количество!) играют не первостепенную роль.
Первое, что я сделал, это перешел с двухлепестковых оди-нарников на однолепестковые. Тем самым не только серьезно облегчил их изготовление, но, главное, уменьшил общий диаметр наконечника. По крайней мере, на пару миллиметров, которые, в свою очередь, существенно увеличили его пробивную способность. Теперь ослаблять, делать тоньше шейку, дабы уместить на ней два лепестка, также нет необходимости.
И так, лепесток изготавливается из жесткой стали, толщиною 0,8-1 мм. В сечении будет ли он п-образным или подобно букве «С» – роли не играет. Боковые кромки не должны быть острыми, чтобы не резали рыбу. Рекомендуемая длина лепестка – от 50 до 70 миллиметров. В отогнутом состоянии лепесток не должен немного доходить до перпендикулярного положения относительно наконечника.
Едва ли не самый важный элемент лепестка – его свободный кончик. Вы наверняка видели, что у всех арбалетных стрел и отдельно продаваемых импортных однозубов концы лепестков лопатообразны и прилегают к стреле или наконечнику. И то, и другое совершенно недопустимо! Именно такой конец лепестка и приводит к обидным, на первый взгляд необъяснимым сходам рыбы. А объяснение все же есть. Я не раз замечал, что после того, как стрела побывает в глинистом грунте, лепесток словно присасывается к своему ложу. Возможен и другой вариант. Лепесток прижимается к стреле, если стрела находится в движении, либо он оказался сверху и прижимается собственным весом. А далее, сползти со стрелы с прижатым лепестком, имеющим не отогнутый скругленный конец, совсем просто. В далекие годы мы сами снимали подстреленную рыбу со стрелы, вложив в рану прижатый лепесток и аккуратно вращая стрелу по часовой стрелке. Как это мы раньше не догадались, что, если мы можем так снять рыбу, то почему сама рыба освободиться не может?
В результате всех этих умозаключений и фактического опыта я пришел к следующему: кончик лепестка должен быть острый и тонкий, плавно отогнутый на 5-6 миллиметров от основания. Почему острый? Да потому, что в этом случае он непременно при движении стрелы назад вонзится в мясо и будет уводить лепесток на открывание. Почему тонкий? А потому, что в этом случае он, выступая за пределы наконечника, не будет существенно влиять на лобовое сопротивление всей стрелы, (то есть на силу боя и дальность полета) и на проникающую способность наконечника. Можно сказать, отогнув и заточив кончик лепестка, мы «убили двух зайцев».
Ось. Ее диаметр 1,5 – лучше 2 миллиметра, естественно, стальная. Вы не поверите, но я купил на Птичьем рынке столицы трехгранные наконечники на Мб с…алюминиевой осью! Продавец, правда, предупредил меня, но изготовитель-то что думал?!
Другой расходный материал, с которым каждый охотник вынужден плотно общаться – гарпун-линь. Он рвется, перетирается, вяжется в узлы, вытягивается, а нам хочется, чтобы всего этого не было. Ну, по крайней мере, какое-то достаточно продолжительное время. В магазине, даже столичном, такой линь еще поискать. Два года назад в журнале МПО публиковался мой материал по созданию «неубиваемого» линя. Но, как уже не один раз бывало, разноплановая практика опровергает самые надежные теоретические выводы. Так случилось и на этот раз.
Мною изготовленные «неубиваемые» лини дважды меня подвели, причем однажды это сопровождалось утратой гарпуна. Оказалось, что рыболовная плетенка, которая в таком лине является центральной жилой, должна обладать примерно такой же жесткостью, что и используемая оплетка. Иначе на крутых сгибах более жесткая плетенка продавливает оплетку и вылезает из нее петлей. В оплетке образуется брешь, слабое место, которое рано или поздно подведет. Нет, от идеи использования рыболовной плетенки отказываться рано, однако следует выбирать наиболее плотную оплетку, забивать ее достаточно плотно плетенкой, которая, в свою очередь, не должна быть жесткой.
Совсем недавно в Москве появился линь из-за «бугра» с удивительными свойствами. Называется «Dynema». При диаметре 1,8 мм изготовитель гарантирует усилие на разрыв 180 кг! Но главное все-таки не в ее прочности (кевлар – тоже прочный, но, увы, ломкий), а в ее высокой сопротивляемости истиранию. И, похоже, это не только слова: на некоторых моделях арбалетов тяжи цепляются за стрелу именно этой веревочкой. Что ж, пройдет какое-то время, и мы сможем сказать, стоит ли этот чудо-линь тех не малых денег, которые за него приходится отдавать.
Когда мы вяжем линь, очень большое значение имеет заделка его концов. Как утверждают те, кто ходит в горы и лазает в пещеры, любой узел «съедает» от15до 50%прочности веревки. Поэтому я уже много лет сшиваю линь тонкой капроновой нитью, потом ею же обматываю сшитый участок и замазываю все это водостойким клеем «Момент». Клей этот после высыхания сильно не твердеет и защищает бандаж от разлохмачивания.
В нашей охотничьей среде нет еще полного единства по вопросу полезности и необходимости катушки. Я до настоящего времени охотился без нее, но имел всегда мощный амортизатор на лине и несколько метров аварийного линя на конце ресивера. Когда-то аварийный линь у меня укладывался в ручку ружья, как обойма вставляется в пистолет. Набора «амортизатор плюс аварийный линь» вполне хватало на все случаи жизни. Однако следует признать, что действительно крупную рыбу мне глубже, чем с 6 метров поднимать не доводилось. Поэтому на сегодня я пришел к следующим соображениям.
Катушка необходима, если вы охотитесь на рыбу свыше 10 кг на глубинах более 6 метров в завалах или в «арматуре». Вероятно, она будет полезна на море, особенно, если охота проходит на большой глубине, а видимость не ахти. Во всех же остальных случаях я не вижу в ней необходимости, и моя практика это подтверждает. На моем самом ходовом ружье с середины прошлого сезона стоит катушка. Пока что я понял, что с ней процесс приведения ружья в боевое состояние по сравнению с двухшлаговым линем и амортизатором удлинился и усложнился. Поэтому в тех водоемах, где нет глубин более 6 метров, я катушку буду демонтировать и ставить амортизатор. Между тем самый авторитетный для меня охотник, Владимир Дажаев, имеет на своих ружьях только полутораметровый линь. И никаких катушек, амортизаторов или аварийных линей. Рыбу же берет всякую и практически с любой речной глубины. Правда, задержка дыхания у него – будь здоров и опыт полувековой. На этом, как я понимаю, и «выезжает».
Недавно я принимал участие в разработке отечественной катушки, которую взялся заказать гендиректор компании Neopro Александр Козлов. Катушка от Neopro должна подходить ко всем пневматам, быть более компактной, чем импортные и вдвое дешевле. Первая партия нового отечественного изделия с весны 2007 года проходит испытания на ружьях московских охотников. Значительно облегчает процесс снятия добычи с гарпуна и выпутывание линя из завала металлический карабин. Их теперь придумано несколько видов, в том числе такие, которые не требуют их расстегивания и застегивания (карабин от «Тайменя»). Карабины устанавливаются между гарпун-линем и либо катушечным линем, либо амортизатором.
И последнее. Заряжалка. Самую удачную конструкцию, из мною виденных и опробованных, изготовил и много лет такими заряжалками пользуется Владимир Дажаев. Это титановая пластина, толщиной три миллиметра, схваченная за оба конца плоской корсетной резинкой. Кроме отверстия, служащего для заряжания ружья и расположенного в центре заряжалки, в ней есть еще два отверстия. Одно диаметром около 10 миллиметров, другое – около девяти. Грани этих отверстий слегка завалены таким образом, чтобы получить максимальную площадь соприкосновения пластины со стрелой, продетой в это отверстие. Таким образом, заряжалка используется как плоскогубцы для выдергивания стрелы из плена, если ее угораздило вонзиться в бревно. Большая дырка – для стрел диаметром 8 миллиметров, поменьше – для стрел диаметром 7 миллиметров. Сцепление заряжалки со стрелой очень прочное как раз за счет того, что используется титан, имеющий большой коэффициент трения. Для лучшего понимания процесса стоит привести рисунок (рис.4)

Рубрики: Подводная охота

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.